27 Января 2017
Экспорт российских МСП: «Возможность есть, знаний не хватает»

В России существует немало конкурентоспособных предприятий, которые могут и желают производить свою продукцию на экспорт. Тем не менее, несмотря на то, что государство уделяет развитию экспорта и поддержке производителей в последнее время все больше внимания, объемы экспорта по малому и среднему предпринимательству (МСП) пока остаются достаточно скромными.

В то время как общее число МСП (по данным Единого государственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) составляет несколько миллионов, из них поставляют свою продукцию на экспорт, по данным на 2016 год, только 13,5 тысячи.

Одним из ключевых барьеров для выхода российских предпринимателей на внешние рынки выступает элементарный недостаток информации — уровень грамотности малых и средних предпринимателей в вопросах экспортных операций пока что остается достаточно низким. О проблемах, с которыми сталкиваются экспортеры от среднего и малого бизнеса, и путях их разрешения нам рассказала генеральный директор Образовательного проекта Российского экспортного центра Алисия Никитина на международном форуме «Сделано в России», посвященном развитию несырьевого экспорта.

— Часто, говоря об экспорте, подразумевают деятельность крупного бизнеса, больших корпораций. О среднем и малом бизнесе, выходящем на внешние рынки, обычно знают плохо. На чем, как правило, специализируются такие предприятия, с какими видами товаров и услуг выходят на рынок?

— Есть традиционные отрасли, такие как сельское хозяйство, продукты питания, продукты химического производства — среди них, например, большой популярностью пользуются торфяные удобрения, производители которых, кстати, проходят обучение по нашей программе в Хабаровском крае. Есть производители аналогичной продукции в Ханты-Мансийском автономном округе.

Представлены на панельной сессии и компании, производящие товары народного промысла — например, «Ножи Златоуста», они экспортируют сувенирную продукцию. Есть уникальные товары, которые можно отнести к направлению хай-тек. В том же самом Ханты-Мансийском автономном округе человек сам изобрел 3D-принтер, на котором печатает мелкую сувенирную продукцию, запатентовал его и теперь эти принтеры экспортирует.

Более того, сегодня в качестве еще одного спикера на панели выступает представитель среднего и малого бизнеса от МНПО «Эндомедиум», которая производит эндохирургическое оборудование.

Ставить вопрос о том, что именно пользуется популярностью, не совсем корректно. Здесь крайне важно создать спрос на свою продукцию. Если она действительно высокого качества и способна успешно конкурировать на внутреннем рынке, а при небольшой адаптации и подготовке может быть конкурентоспособна и на рынке внешнем, то здесь мы ограничений не видим.

То есть спектр направлений достаточно широкий. От «сувенирки» и товаров народного промысла до высокотехнологичной продукции. Все зависит от того, как себя продавать и позиционировать.

— С какими барьерами сталкиваются представители малого и среднего бизнеса при выходе на внешние рынки? Какие это ограничения — финансовые или нет?

— Исследования, которые мы изучали, свидетельствуют о том, что наиболее часто встречающиеся барьеры заключаются в том, что предпринимателям, с одной стороны, не хватает знаний и информации, с другой — денег, то есть доступного и прозрачного финансирования. О том, где можно было бы получить эти деньги, информации, кстати, также недостаточно.

Дальше идет выбор страны, поиск рынка, выбор партнера. Подготовка, адаптация, сертификация товара — все это те ключевые точки, которые можно назвать. Хотя вопросы возникают у предпринимателей, по большому счету, на каждом этапе экспортного проекта.

Сейчас экспорту отводится значительная роль, об экспорте говорят с высоких трибун, и желание начать экспортировать у производителей есть. Но они не всегда понимают, что это особый вид деятельности, которому надо учиться. Что не выполнив определенные требования российского законодательства можно столкнуться с серьезными последствиями, вплоть до уголовной ответственности.

Надо понимать, например, что если экспортер по каким-либо причинам вовремя не получит выручку по контракту, отчитываться перед государством будет он, и все эти риски нужно учитывать, просчитывать и упреждать. Этой мелкой, скрупулезной работе мы, собственно, и учим в рамках нашего Образовательного проекта. Также экспортеры часто не до конца понимают, как им позиционировать себя для институтов развития, чтобы получить государственную поддержку.

Мы сейчас как раз запустили учебный блок по финансовым инструментам. Когда мы стали смотреть, какие ошибки экспортеры МСП совершают чаще всего, то выяснили, что порой они не понимают, из чего складывается стоимость их продукта, не могут дать правильное обоснование, когда приходят в банк — а на основе этого, соответственно, и принимается решение о предоставлении господдержки. Они не понимают, как себя продавать, почему именно им должны выдать кредит. Если же они приходят за экспортным финансированием или страхованием, то ко всем этим вопросам следует подойти особенно серьезно.

— Как конкретно помогает начинающим экспортерам образовательный проект Российского экспортного центра?

— Наша задача — помогать производителям посмотреть на ситуацию с другой стороны. Очень хорошо идет работа в группах, когда собираются не только начинающие, но и опытные экспортеры. Они из чистого любопытства приходят послушать, что это за продукт, и в рамках обучения у них возникает эффект «networking»: они делятся знанием и опытом.

Для примера: однажды в Волгоградской области проходил семинар для экспортеров по проблемам транспортной доступности в регионе. В процессе решения задачи о том, как вывозить продукцию, к обсуждению подключился представитель компании, которая к тому моменту уже более 30 лет экспортировала масленичные культуры и наработала за это время огромное количество маршрутов. Он с удовольствием поделился опытом с другими участниками семинара.

То есть на таких мероприятиях предприниматели уже видят на примере «живых» участников экспортной деятельности, что все возможно, нужно только находить для достижения целей правильные инструменты.

Учитывая, что мы хотим донести знания в регионы, мы сформировали систему b2b-b2c: обучаем представителей организаций инфраструктуры поддержки экспорта по нашим программным методикам, аттестуем их, выдаем удостоверения, и они уже, возвращаясь в регион, сами обучают компании.

Сейчас в нашем проекте работают 38 человек в 13 пилотных регионах. Они составляют «сердце» проекта и обучили уже 640 человек. Каждый раз к нам приезжают учиться окрыленные люди с горящими глазами, — потому что видят реальную отдачу.

В свою очередь, они, проводя занятия в своих регионах, получают положительные отзывы, от чего растет их собственная мотивация. Проект, таким образом, изнутри заряжает сам себя. Мы качественно обучаем работающих в регионах, они качественно обучают предприятия, затем получают обратную связь, а наши региональные коллеги передают эту обратную связь нам.

Более того, мы понимаем, что, наверное, было бы не совсем справедливо ограничивать проект только 13 регионами, поэтому параллельно у нас есть дистанционное обучение, которое прошли уже 1600 человек за полгода.

— Можно ли говорить о том, что экспортерам от малого и среднего бизнеса сегодня не хватает какой-то организационной платформы, которая бы позволила им консолидировать усилия, помочь взаимодействовать друг с другом?

— Сейчас у нас есть Российский экспортный центр, который работает, в том числе, и со средним и малым бизнесом, и наш Образовательный проект — одно из основных нефинансовых направлений. Это те услуги, которые наиболее востребованы со стороны МСП.

В рамках своих обязательных курсов и программ мы формируем, по сути, такие небольшие региональные экспортные клубы — это то, что нам рассказывали коллеги из регионов. И им даже интересней, может, собираться не на общенациональном уровне, а на региональном — потому что у производителей, как правило, одинаковые проблемы в конкретно взятом регионе — с таможней, логистикой, в вопросах сертификации и так далее. В таком формате знаниями делятся и опытные участники — при этом делают это очень охотно, и на это приятно смотреть, поскольку нет никакой конкуренции или утаивания информации. Получается, что они друг от друга подпитываются этими практическими знаниями и опытом. Были созданы даже группы ВКонтакте по образовательным проектам Челябинской области, Хабаровского края и так далее…

То, что такие микрогруппы создаются — это очень хорошо. Фактически создаются точки роста. Я думаю, если уж об этом говорить, мы еще не готовы к созданию полноценной ассоциации экспортеров, но надо посмотреть, как будет идти наша работа, как она будет притягивать экспортеров от МСП через образовательные проекты, и лишь затем уже формировать более широкий круг.

— Существует ли в отношении работы на экспорт какая-либо принципиальная разница между МСП в зависимости от регионов — например, между столичными предпринимателями и региональными?

— У москвичей больше доступа к информационным ресурсам — тот же самый РЭЦ находится здесь. Им гораздо легче направить заявку, с которой начнут работать наши коллеги. Эти предприниматели физически находятся очень близко к инфраструктуре.

Это, пожалуй, основная разница. Мы изначально говорили, что наш проект носит региональную направленность. Теперь же мы корректируемся и говорим, что проект носит национальную направленность. Для нас нет понятия региона. Задачи общие, ментальность одна.

Источник: https://regnum.ru